Сколько же их, заложников войны?

Данные по количеству советских солдат, попавших в плен, разнятся. Одни называют цифру более 4 миллионов, другие – более 5, 25 миллионов. И отсюда понятна  разница в цифрах погибших…   Видимо, уже никому и никогда не удастся до последнего солдата точно сосчитать, сколько же их было на самом деле. Нашему гражданскому уму трудно воспринять этот разнобой в информации. Только война оперирует такими цифрами смертей и ушедших в неизвестность судеб: миллионом больше, миллионом меньше... И это о реальных людях! Они дышали, любили и ненавидели, создавали и уничтожали. Они ЖИЛИ! Но война их потеряла. Вычеркнула из любых списков. И поэтому мы будем работать. Будем искать и восстанавливать связи. Будем связывать жизненные истории, чтобы не прерывалась нить судеб.

Сегодня открываются архивы, становятся доступны военные документы и многие солдаты «переходят» из разряда «пропавших без вести» в разряд «военнопленных». Семьи узнают о настоящей судьбе своих родных, о которых не было известий более 75 лет.

Кто они, эти миллионы? Это наши солдаты, попавшие в окружение и «котлы» в первые месяцы войны. Именно летом и осенью 1941 в плен попадали десятками и даже сотнями тысяч: Вяземский котел, Киевский котёл, окружение под Ельней, Смоленск и Минск … В итоге, более 2, 5  миллионов человек (по другим данным - 3,8 миллиона),  оказалось в плену только в 1941 году.

Что с ними было? Их убивали, они гибли от голода и ран. Бесчеловечная фашистская машина намеренно обрекала людей на смерть.  Небольшой процент попавших в плен в первые месяцы войны выжил и вернулся домой…

Кроме того, и наше командование не очень-то интересовалось судьбой этих солдат, видя в них исключительно предателей и дезертиров.  Так,  16 августа 1941 года вышел Приказ №270, где командование требовало  «драться до последней возможности, чтобы пробиться к своим, и если такой начальник или часть красноармейцев вместо организации отпора врагу предпочтут сдаться ему в плен, — уничтожать их всеми средствами, как наземными, так и воздушными, а семьи сдавшихся в плен красноармейцев лишить государственного пособия и помощи».

Как видим, в приказе есть слова и о семьях военнослужащих, попавших в плен. Они также были обречены ходить с клеймом дезертиров и предателей, их, оставшихся в глубинке женщин и детей,  проводивших единственного кормильца, лишали любой помощи, насаждая чувство вины.

Наш проект о семьях военнопленных, о тех, кто остался здесь, в наших краях, и ждал, несмотря на трагические известия. Они поднимали детей, сутками  работали в колхозах, на заводах, потом растили внуков и были уверены, что их солдат не предатель…  Теперь уже внуки и правнуки воинов  хранят их фотографии и знают, что им нечего стыдиться и бояться.

Автор Анна Отмахова